Палата налоговых консультантов Украины
Про профессию
Кто такой налоговый
консультант, требования,
стоимость услуг и др.
Вебинары/семинары
Семинар «Как начать
предпринимательскую дея-
тельность?» 29 Апреля 2015 г.
Новости
Самые важные новости работы
Палаты налоговых консультантов
Вопросы
Актуальные вопросы

Кто такие налоговые советники (консультанты)?

Это одна из наиболее престижных и высокооплачиваемых профессий во многих странах мира.

Налоговый советник (консультант) - это специалист в области финансового учета, налогового законодательства и связанных с ним отраслях. Основная цель его деятельности - это минимизация рисков юридических и физических лиц в сфере налогообложения...

Семинар «Как начать предпринимательскую деятельность?»

Вы идейная и целеустремленная личность?

Мечтаете начать свой собственный бизнес, но не знаете что для этого нужно? – тогда приглашаем посетить семинар «Как начать предпринимательскую деятельность?»

Кто такие налоговые советники (консультанты)?

Это одна из наиболее престижных и высокооплачиваемых профессий во многих странах мира.

Налоговый советник (консультант) - это специалист в области финансового учета, налогового законодательства и связанных с ним отраслях...

По следам бенефициара


Концепция бенефициарного собственника появилась в отечественном законодательстве, как известно, благодаря...

Интервью с Предсетаделем Палаты налоговых консультантов Кыргызстана


Истина в последней инстанции – именно так называют Институт...

12 шагов прекращения деятельности Благотворительного фонда


Закономерно, что на этапе прекращения деятельности общественной организации или благотворительного фонда могут возникать ряд...

Татьяна Ким: «Налоговые консультации должны быть с минимальным риском и максимальной защитой»

Истина в последней инстанции – именно так называют Институт налогового консультирования, который существует во многих странах. С точки зрения украинских реалий, речь идет о пп.14.1.172 и статьях 53 и 54 Налогового кодекса, которые предусматривают консультации по вопросам практического использования норм налогового законодательства. Впрочем, предоставление консультаций - только одна из многих функций налоговых консультантов. Основная цель этого института – помощь малому и среднему бизнесу (например, при составлении налоговой отчетности) и органам государственной власти (относительно разработки соответственных законопроектов). Как правило, налоговая консультация носит индивидуальный характер: плательщик налогов может использовать ее на практике без любого двусмысленного толкования. Про один из таких опытов рассказывает председатель Палаты налоговых консультантов Кыргызстана Татьяна Ким.

Налоговая правда: Татьяна Михайловна, расскажите, пожалуйста, кто же такой налоговый консультант в Вашем понимании?

Татьяна Ким: Если очень коротко сказать, это налоговый эксперт, который консультирует заказчика (клиента) и представляет его интересы по всем видам налоговых правоотношений. Причем клиент может быть как налогоплательщиком, так и налоговой службой.

НП.: Насколько в Вашей стране реализовано видение относительно статуса и роли налогового консультанта?

Т.К.: У нас это в значительной степени реализовано, – процентов на 80%. Профессия налогового консультанта в нашей стране успешно развивается уже 15 лет.

НП.: А какой этап в процессе объединения налоговых консультантов либо защиты их прав был самым сложным?

Т.К.: У нас и сегодня происходят сложные процессы. В течение последних двух лет - постоянные изменения в структуре правительства. В то же время постоянно вносятся изменения и дополнения в Законе о налоговых консультантах, и в Положении о порядке проведения аттестации. Мы не можем проводить аттестацию, потому что нет соответственного нормативно-правового акта: необходимо утвердить процедуру, по которой можно проводить аттестацию на надлежащем уровне. По всем остальным направлениям деятельности Палаты у нас проблем не возникает.

НП.: Какую модель функционирования рынка услуг по налоговому консультированию Вы считаете оптимальной: систему государственного регулирования или саморегулирование?

Т.К.: Оптимальной является система саморегулирования – это наиболее цивилизованная форма: кто лучше может оценить работу эксперта, чем сам профессионал? Еще не так давно в нашей стране было государственное регулирование деятельности Палаты. Но по инициативе депутатов 2 года назад были внесены изменения, которые и закрепили переход к саморегулированию. Сегодня аттестация налоговых консультантов и контрольные функции возложены на нашу Палату. И тут есть большой «плюс»: повышается статус Палаты и престиж профессии. Поскольку никто не сможет лучше обучить и сертифицировать налоговых консультантов, чем они сами. Но есть и свой «минус»: раньше 90% расходов брало на себя государство, а теперь мы должны существовать за свой счет. Значительную часть этих затрат будет переложено на плечи заявителей (кандидатов на обучение и сдачу экзамена – Ред.).

НП: Много ли потенциальных налоговых консультантов ежегодно проходят сертификацию? Есть ли информация о том, сколько из них в дальнейшем продолжают работать по специальности? Какой процент соискателей не проходят сертификацию?

Т.К.: За 15 лет практической работы состоялось только 2 этапа сертификации. В первые годы такая ситуация была связана с тем, что очень медленно продвигались необходимые законодательные изменения и медленно раскачивались государственные органы, которым было поручено проводить аттестацию. Потом нам передали эти функции (функции сертификации налоговых консультантов – Ред.). Но еще нет необходимой нормативной базы, то есть «инструмента». Первые две сертификации проводились на основе изучения документов и собеседования, то есть без экзамена. Среди тех, кто прошел сертификацию, работает в качестве именно налоговых консультантов примерно половина, остальные остаются в аудиторской сфере, либо просто работают в качестве финансовых ТОП-менеджеров в бизнесе.

НП.: А как к налоговым консультантам относятся представители фискального ведомства Вашей страны?

Т.К.: Однозначного ответа на этот вопрос нет. В начальный период, когда Палата только начинала свою деятельность, отношение было очень негативным. На протяжении 5-6 лет нас считали оппонентами госоргану. В 2004 году правительство внесло в парламент редакцию нового кодекса, который совершенно не был ориентирован на интересы бизнеса. Началось трехлетнее противостояние. Мы даже написали свой вариант Налогового кодекса, который был подписан большинством депутатов и вынесен на рассмотрение в парламент. Нас поддержал весь активный бизнес республики: 37 отраслевых и профессиональных ассоциаций создали коалицию «за справедливое налогообложение», от имени которой работала Палата. После этого представители власти отозвали свой вариант кодекса, а мы – свой. Администрация Президента создала рабочую комиссию, которая на протяжении восьми месяцев разрабатывала совместный вариант. От противостояния мы постепенно перешли к консенсусу, взаимопониманию. Сейчас наши отношения с налоговым ведомством можно назвать партнерскими и доверительными. Каждая из сторон, понимает и, главное, принимает, позицию и аргументы другой стороны. Решение принимаем совместно, на основе обсуждения всех аргументов. На этой основе уже в течение почти 4-х лет работает еще один интересный институт – Методологический Совет по координации фискальной политики, который был создан при министерстве экономики. В него входят эксперты Палаты, налоговики, таможенники, представители бизнеса, минфина, социальных фондов, правительства и др. На Совете рассматриваются и принимаются решения по сложным вопросам налогового законодательства, вырабатывается единообразная практика применения отдельных норм, рассматриваются и обсуждаются изменения и дополнения в налоговое законодательство. На основе совместно принятых решений министерство экономики выдает соответствующие документы: ответы на запросы налогоплательщиков, разъяснения, проекты правительственных постановлений. Два представителя Палаты являются заместителями председателя Методологического Совета, а еще два – заместитель председателя ГНС и заместитель министра экономики. Мы работаем как коллеги.

НП.: Насколько полным является доверие бизнеса как клиента к услугам налоговых консультантов? И если есть недоверие, то по каким вопросам?

Т.К.: Доверие к налоговым консультантам растет из года в год. Мы проводим достаточно масштабное обучение налогоплательщиков, выпускаем профессиональный журнал «Налоги и право». На многие вопросы налогоплательщики могут найти ответы на сайте Палаты. Главный показатель роста доверия - увеличение количества заказов на получение экспертных заключений для судебных органов или рассмотрения жалоб налогоплательщиков в процессе апелляций.

НП.: У Вас были громкие судебные процессы, связанные с рассмотрением дела о некачественной услуге, которую клиент получил от консультанта?

Т.К.: Таких ситуаций не было вообще. Несколько раз только выражали пожелания по консультациям. Но делали это в частном порядке, а не на уровне Палаты, не говоря уже о судебных делах.

НП.: Как у Вас формируют ценовую политику на услуги консультантов?

Т.К.: Это происходит на основе постоянного маркетинга. Наши расценки не высоки, потому что мы являемся общественной организацией. Нашу миссию воспринимаем не в материальной плоскости. Именно поэтому такой уровень оплаты. Например, иногда оплата за услуги налоговых консультантов, которые предоставляют услуги от имени Палаты, а не в частном порядке, на 50 и более процентов меньше оплаты частных консультантов. При этом важно, что заключения Палаты по степени профессиональной подготовки находятся на очень высоком уровне – работаем над ними коллегиально. Стоит отметить, что существует разница между оплатой услуг для юридических лиц и для физических лиц: последние за услуги платят в два раза меньше, чем первые.

НП.: Что Вы можете сказать про оптимизацию налогообложения?

Т.К.: Оптимизация оптимизации рознь. Мы под оптимизацией понимаем минимальное налогообложение при полном исполнении норм законодательства. Иначе это уже будет не оптимизация, а уклонение от уплаты налогов.

Н.П.: Каким образом определить границу между оптимизацией и уклонением от налогов?

Т.К.: На основании норм закона и практики их применения. В налоговом законодательстве существуют и нормы, которые можно толковать по-разному. Здесь бизнес имеет дело с риском. Палата придерживается такой позиции: налоговые консультации должны быть с минимальным риском и максимальной защитой для налогоплательщика. Если ж мы будем давать консультации на грани риска, то это может привести к большим потерям, гораздо большим, чем несколько повышенная сумма налогового обязательства. Таким образом, наша позиция такова: степень защиты должна быть максимальной, а степень риска – минимальной. Если возникает проблема, когда налогоплательщик абсолютно прав (исходя из норм законодательства), но в отношении него принято неправомочное решение (например, на уровне территориального органа), мы пытаемся помочь разными способами: рекомендуем написать запрос в Методологический совет, центральный аппарат государственной налоговой службы, в Общественный наблюдательный Совет при ГНС, и там готовим систему аргументации. Иногда ограничиваемся частными звонками к специалистам или одному из руководителей ГНС.

НП.: Мы подошли к вопросу особых требований к налоговым консультантам. Были ли опасения, когда эти требования внедрялись?

Т.К.: Это очень щепетильный вопрос. Есть такой практический момент: никакие правила, введенные законодательно или профессиональным сообществом, не являются барьером или панацеей от совершения неэтичных поступков – по форме или по сути. В большей степени соблюдение даже не буквы, а духа этики зависят более от самой личности консультанта. Очень важно, чтобы человек сам для себя служил контролером. Иначе никакие требования не спасут. И именно на эту сторону личности соискателя мы обращали внимание при аттестации. Можно повысить уровень квалификации. Но, если нравственность и понимание своей роли у соискателя проблемные, этого не исправить никакими требованиями. Хотя, конечно, этика налогового консультанта у нас разработана и утверждена, есть и законодательные ограничения. Но нам тут, конечно, проще, потому что рынок республики достаточно узкий и кто чем дышит – известно хотя бы одному из членов аттестационной комиссии. Соискатель ведь не появляется из безвоздушного пространства, он ранее где-то работал.

Н.П.: С какими проблемами сталкиваются налоговые консультанты Кыргызстана сегодня?

К.Т.М.: У нас есть проблемы экономического характера, связанные с низкой платежеспособностью рынка. Есть небольшая категория налогоплательщиков, которые уже осознали и понимают необходимость сотрудничества с профессиональными налоговыми консультантами. В самом Бишкеке это понимание уже есть, но в регионах наша профессия пока что развивается плохо.

НП.: Какие советы Вы могли бы дать своим украинским коллегам?

Т.К.: Самое главное – создать крепкое ядро единомышленников, готовых работать на общую цель, на благо профессии. Не надо не забывать: чем ближе вы к началу пути, тем большее количество работ придется делать без оплаты. На первом этапе надо обеспечить финансовую «подушку» или выполнять какую-то часть работы за счет донорской поддержки. Необходимо вести обучение на высоком уровне и организовать серьезную сдачу экзаменов (для того, чтобы в эту среду не проникли случайные люди, не обладающие достаточной квалификацией). Очень важно выходить на законодательный уровень: работать по снижению ставок, инициировать принятия норм, направленных на упрощение налогового администрирования и развитие бизнеса. Важно, чтобы бизнес идентифицировал налоговых консультантов как защитников своих интересов. Но при этом важно остаться своеобразным «мостиком» между бизнесом и госорганами. Налоговые консультанты не должны оказаться ни на чьей стороне – только на стороне Закона. Тогда обе стороны будут уважать Вашу позицию и считаться с ней.


Fatal error: Class CToolsCssCache contains 1 abstract method and must therefore be declared abstract or implement the remaining methods (DrupalCacheInterface::__construct) in /home/ppk/ppk.org.ua/www/sites/all/modules/ctools/includes/css-cache.inc on line 52